Мода у животных_3

Получается парадоксальная вещь — феномен моды среди животных есть, а объяснения ему с позиций современной науки нет. Теория естественного отбора Дарвина бессильна что-либо прояснить в обнаруженном феномене.
По всей видимости, ближе всех продвинулись к разгадке моды у животных генетики. Проведя генетические исследования фрагментов ДНК, они обнаружили, что разные животные, живущие, например в Африке, связаны друг с другом родством. Например, африканские слоны — родственники африканских даманов и родственники африканских свиней, но не родственники «слонов», живших когда-то в Америке. В свою очередь, оседлые американские животные — родственники друг другу, но не родственники животным, как две капли воды на них похожим, но живущих на других континентах.
Это сенсационное открытие лишь усложнило проблему. Получается удивительная вещь: африканские кошки, хоботные, копытные родственники друг другу, но они не родственники американским вымершим хоботным, кошкам и копытным. Между леопардом, живущим в Азии и в Африке, и ягуаром Нового Света генетически не больше сходства, чем между лягушкой и быком. То же самое можно сказать о мадагаскарской фоссе и леопарде. Евразийские кроты, роющие землю в Подмосковье, вовсе не родственники как две капли воды похожих на них африканских кротов… а родственники оленей и медведей.
В самую пору поверить в мистику и заговорить об энтелехии и витализме. Получается, что звери возникают на нашей планете, словно по мановению волшебной палочки. Складывается впечатление, что был прав Платон, утверждавший, что тигр возникает только потому, что в мире уже существует идея тигра. Эта идея незримо присутствует в мире идей и оттуда делает из универсального предка настоящего тигра. Под воздействием «вечных» идей возникают то тут то там кошки, собаки, слоны и прочие животные, но все эти животные имеют разных предков, и сходство их наряда и внешнего облика объясняется лишь только тем, что идея, под воздействием которой они развиваются, вполне реальна и существует в мире идей. В отдельно взятом районе планеты действуют разные идеи, которые и побуждают к изменению животных. Они выдвигают из своей среды таких, которые через некоторое количество поколений приобретают сходство со своими предшественниками и/или соседями из другого материка.
Из всего сказанного мы можем сделать парадоксальный вывод: если животные подвержены веяниям моды и эта мода оказывает на них столь сильное влияние, что кардинально изменяет их облик, то почему бы не предположить, что у животных есть воля и стремление к совершенству. Если бы этого у них не было, то им бы по большому счету было глубоко плевать на то, в какой шкурке ходить и какой облик иметь.
Обладая волей и желанием, животные могут по своему усмотрению и под воздействием моды менять свой наряд, отращивать рога и копыта, обзаводиться длинной шеей и хвостом и прочее (почему нет?). Иными словами, животные могут по своему желанию как угодно изменять свой облик, делая его красочным и привлекательным. Поступая так, они не только удовлетворяют собственную потребность в творчестве, но характеризуют себя в глазах окружающих зверей и людей как подлинных эстетов.
Еще один сенсационный вывод напрашивается сам собой. Если пусть и в небольшую по объему голову животных приходят эстетические мысли и желания, то надо признать у животных наличие психики. Они вовсе не похожи на бездушные автоматы, управляемые рефлексами и инстинктами, коими их до сих пор считает большинство зоологов.

Запись опубликована в рубрике Прочее с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code